Порой в суете повседневности возникает ощущение, что все мы идем по жизни вполне обычным путем, где в приоритетах взаимоотношения и любовь, семья и работа, интересы и хобби, друзья и единомышленники. Все как обычно, все как у всех… И вдруг появляются люди, которые показывают своим мышлением, другим взглядом, что те же вещи, которые окружают нас имеют несколько значений и притом более глубоких.

Когда начинаешь тесно общаться с такими позитивными знакомыми, то удивляешься какими могут быть люди — необычными, содержащими в себе много знаний — мотивирующих, вдохновляющих, научных и сугубо личных… И жизнь начинает заново сиять яркими красками богатства и разнообразия жизни.

Виктор Борисович Борисов родился в с.Сунтар Якутской АССР. Вырос и окончил среднюю школу в поселке Нюрба в семье актера Нюрбинского драматического театра Бориса Ивановича Борисова. Родословная по отцу происходит от Усть-Алданского улуса, по материнской линии, Борисовой Любовь Викторовны, от Сунтарского улуса.

По специальности филолог, работает в Музейном комплексе «Моя история» методистом по музейно-просветительской деятельности. Женат, многодетный отец, супруга Светлана Борисовна Борисова является индивидуальным предпринимателем.

С 2019 года состоит в творческой группе «АЙАР КУТ», автор нескольких научно-популярных статей и проектов.  

Представляем интервью с членом творческой группы “АЙАР КУТ” Виктором Борисовым, где приоткроем завесу творческого духа нашего коллеги: каким образом у него происходило раскрытие и развитие творческого потенциала.

— Виктор, я знаю Вас как специалиста-историка, работающего в музейном комплексе «Моя история» и изучающего фольклор, нашу народную культуру. У Вас педагогическое образование, как Вы попали в эту интересную сферу?

— В музейной сфере работаю больше десяти лет. Перед поступлением на работу в Исторический парк работал в Нюрбинском Музее Дружбы народов имени К.Д. Уткина в городе Нюрба. Этот уникальный музей был создан в начале 70-х общественным деятелем Якутии, ученым Ксенофонтом Дмитриевичем Уткиным. В фонде данного музея сохранились рукописи Ксенофонта Дмитриевича, которыми я зачитывался. Это были работы этнографического, краеведческого и философского содержания. Ксенофонт Дмитриевич — великий человек, который много сделал для духовного и материального развития населения нашей республики. Его имя, глубокие научно философски обоснованные знания высоко оценивает якутская интеллигенция, для меня его деятельность является эталоном жизнедеятельности. 

А так с детства я интересуюсь старинными легендами, сказками, народным фольклором и люблю общую историю. Сейчас читаю только документальную историю, это — мое увлечение, есть небольшая личная библиотека. А в детстве зачитывался художественной исторической литературой. Любил и сейчас люблю почти все произведения Василия Яна и Валентина Иванова. В детстве, прочитав повесть Яна «Огни на курганах», которая была в сборнике книги подаренной мне на день рождения мамой, предположил, что, исходя из этнонима саки являются предками народа саха и, повзрослев, был удивлен, что «попал в точку». Сейчас есть много предположений, что материальная культура и сами саки сыграли определенную роль в формировании этногенеза народа саха. А по основной профессии я почти не работал. Зато успел поработать преподавателем английского языка в селе Егольжа Нюрбинского улуса. Это время я вспоминаю с теплотой, тогда мне было чуть больше 20-ти лет, помню свой особенно юношеский максималистический подход к делу из-за которого возникали порой смешные ситуации.    

— Получается собрать и структурировать материал, который изучаете?

— Участвовал в составлении двух книг краеведческого содержания на тему Великой Отечественной и одну сам составлял на тему гражданской войны. Есть намерение начать или принять участие в работе по изданию книги на тему истории тыла Якутии в годы Великой Отечественной войны и истории купечества Нюрбинского улуса начала XX века.  И для себя, в прошлом году начал изучать и систематизировать архивный материал про своих предков.

Читайте также:  Олох бэйэтэ тилиннэрбитэ…

Я происхожу из древнего рода, от названия которого мой псевдоним – Түһүнэй. Собираю информацию про своих предков до девятого колена, чтобы получить ответы на многие вопросы, на которые я не могу себе ответить в данное время.  Собирать, писать и издавать книги — это половина дела, нужно их популяризировать, чтобы люди знали историю и пользовались информацией, имеющей глубокое значение. В этом году собираюсь часть материала из вышеприведенных книг на тему Великой Отечественной войны, по согласованию с другими составителями, поместить на специальном сайте, сделанном в рамках осуществления одного цифрового проекта в сети. По книге о гражданской войне автора Г.М. Чудинова — инициатора строительства Вилюйской гидроэлектростанции, я надеюсь, что когда-нибудь будет снят художественный или документальный фильм. Хочется в это поверить.           

— Что такое для Вас творчество? Некоторые говорят, что творчество — это преображение окружающего мира в соответствии с законами мира, действительностью.  И откуда лично у Вас растут «ноги творчества»?

— Очень люблю это дело и стараюсь сделать качественно конечный продукт, будь это мероприятие или какой-нибудь исследовательский материал. Творчество у меня заключается обычно в составлении каких-либо проектов или в претворение в жизнь каких-либо идей. Деятельность в этой сфере у меня идет волнообразно. Как у всех бывают спады и подъемы. Муза улыбается обычно совсем внезапно, тогда я начинаю активно писать, оформлять, создавать какое-то дело. Душа хочет непрерывного творчества, но, к сожалению, это у меня как я отметил, все происходит спонтанно. Хотя если мыслить космическими законами, то это нормально, так как у Вселенной эфир с творцом не безграничен и все происходит в свое время.    

— Был ли страх перед самовыражением, обычно он у всех молодых людей бывает, как Вы его преодолели? Обычно бывает перед тем «что скажут или как оценят это мои знакомые»?

— Страх самовыражения есть и сейчас. Правда, он не такой большой как раньше. Такой страх я думаю, необходим для всех, особенно для людей широкого масштаба, так как творчество это и большая ответственность. Творчество имеет позитивную и негативную стороны. Страх самовыражения, если его правильно использовать, является своеобразным оберегающим барьером от неверных действий.     

Виктор Борисов: Самое главное – не потерять смысл жизни

— Индивидуальные данные от природы способности влияют на Ваше видение жизни? И насколько оно меняется со временем?

— Я не особенно изменился со временем. Какой я был в юношестве, такой я есть и сейчас. Только смелости прибавилось. А в школе я был достаточно стеснительным и немного неуверенным в себе, как и все в свое время. Так что я не считаю, что мои данные от природы способности влияют на мое видение в жизни. 

— Чем увлекались в детстве? У Вас родители творческие, расскажите про детство как они поощряли своих детей на раскрытие талантов.

— Очень любил читать Василия Яна. Прочитал все его произведения про монголов, повести про Александра Невского и молотобойцев. Вообще, когда читаю, я отдыхаю. Притом в последнее время в буквальном смысле, ложусь с книгой и засыпаю.

Прочитал в седьмом классе роман Льва Толстого «Война и мир». Причем в том возрасте, когда читал это произведение, запоминал особенно те места, где описывалась война. Потом спустя два года, когда перечитывал, то мне ярко раскрылись места, где было повествование про любовь. Уже в зрелом возрасте места, где сложные взаимоотношения и философия произведения. Такая же участь постигла и великое произведение Булгакова «Мастер и Маргарита».

Читайте также:  Художник с Сулгаччы

Было время, когда я читал все книги подряд. Это было в юношестве и когда был молодым специалистом.

В детстве кроме чтения я увлекался лепкой из пластилина. Бывало, сделаю какой-нибудь средневековый город из картона с пластилиновыми воинами или дворец фараона, чтобы любоваться своим придуманным творением. Мать на улицу «выгоняла», чтоб хоть воздухом подышал, а мне не очень-то и хотелось. Это увлечение у меня продолжалось вплоть до девятого класса. А началось это в начальных классах, когда я в гостях увидел панораму боя пластилиновых солдат, разложенных на диване. Это произвело на меня такое сильное впечатление, что я армии из пластилина лепил, например, орду монгольских воинов из 100 батыров на конях или отряд римских легионеров в картонных доспехах и с копьями из спичек.  Иногда сейчас я детям леплю, какие-нибудь фигуры для забавы, они просят еще, им нравится. Может быть, я по жизни скульптором должен был стать?

Так как отец у меня актер, то можно сказать, что вырос за кулисами. Всей душой люблю театр. В раннем детстве, когда мне и десяти не было, у меня с братом была даже роль в одном спектакле. Я играл мальчика, который с игрушкой в руке выходил заспанный, в пижаме, и разговаривал с «отцом», который вроде страдал алкоголизмом. Я старательно заучивал слова роли, знал их наизусть, но, несмотря на это, партнер на сцене, а это был выдающийся актер театра Петр Николаев, нашептывал, подсказывая мне мой текст. Было такое детство.      

— Я знаю, что Вы очень хорошо излагаете внутреннее видение. Как думаете насколько творчество и интуиция связаны с собой? Можно ли самостоятельно развить это? Кто Ваши учителя?

— Скажем так, интуиция помогает творчеству. Это совершенно разные понятия и субстанции. Интуиция есть в каждом человеке, просто у некоторых она развита больше, у других меньше. Догадываться каждый раз, что произойдет или собирается произойти это вероятно здорово, но иногда лучше вообще не знать о каких-нибудь предстоящих негативных событиях, чтобы не программировать себя на их осуществление. Существуют разные учения или школы для развития интуиции и других внутренних способностей человека, но для меня это на данном этапе не то, чтобы неинтересно, просто времени не хватает. Может быть, в ближайшем будущем займусь изучением этой области плотнее. А то, что сейчас со мной происходит в плане самосовершенствования я считаю вполне достаточным.     

— Когда Вы творите произведение будь то стихи или любой другой текст, то что прежде всего говорит душа или «шестое чувство»? 

— Душа, а точнее, сердце. Иногда оно выходит за рамки повседневности и начинает творить. Но когда сердце это делает, вмешивается разум, который  обычно перебарщивает. Он кроит, ограничивает, обмеривает и делает осторожные выводы. А возможность в то время, когда работает медлительный разум, убегает «быстрее лани». Я пока еще не научился полностью прислушиваться к сердцу и одновременно творить по разуму. А это очень большое достижение.    

— В свободное время, чем занимаетесь?

— Читаю и обогащаю по мере возможности свою личную библиотеку документальной историей и этнографией. В квартире их уже класть негде, но они у меня умножаются в геометрической прогрессии. В командировках я обычно посещаю книжные магазины и музеи. В первую очередь не из-за работы, просто это интересно, здесь совпадение желания с возможностью, как говорится в тосте для Шурика из фильма Гайдая «Кавказская пленница». Ну и стараюсь уделять внимание своей семье, так как иногда у меня это, к сожалению, в последнее время редко удается. Это не есть хорошо, ведь время-то идет, дети растут, хочется побольше общаться с ними, пока не повзрослели.

— Что для Вас самое главное в жизни?

— Это семья, в первую очередь. Потом идет работа и все ее составляющие. Смысл человека в жизни помогать людям насколько это возможно. Это есть главная суть осмысленной человеческой жизнедеятельности. Но, конечно, человеку для этого необходимо духовное и материальное развитие. С другой стороны, не у всех такая миссия. Самое главное – не потерять смысл жизни.

Творчество в обычном понимании связывают с пением, танцами, стихосложением, но когда маленький ребенок видит в окружающем его пространстве то, что нравится ему и к чему тянется его душа, и если мудрые родители предоставляют раскрытие и поддержку особого внутреннего мира, то взрослея, ребенок выделяется в своей среде особой творческой жилкой и душевностью, созидающей красоту и гармонию в своем окружении. Таким я вижу нашего «айаркутовца» Виктора Борисова. Удачи, успехов по всех начинаниях победителю Виктору!

Беседовала Елена Толстоухова