Имя Петра Захарова известно всем якутянам, которые имели проблемы с сердцем. Отделение кардиохирургии  Республиканской больницы №1, которым он руководит, ежегодно проводит несколько сотен  операций на сердце. И нужно сказать, что Петр Иванович за четыре десятка лет работы хирургом спас десятки тысяч жизней, а такое и многим супергероям не под силу. Как он признался в интервью для журнала «АЙАР КУТ», профессия кардиохирурга требует творческого подхода, так как каждый человек уникален и по характеру и по строению организма, и требует от хирурга индивидуального подхода в зависимости от особенностей его организма. 

Как Вы пришли в хирургию? 

В хирургию пришел, как и большинство врачей, не случайно. Желание стать врачом появилось еще в детстве, моя мать была сердечницей. У нее очень часто случались приступы удушья, не хватало воздуха. Как я сейчас понимаю, это скорее всего были сильнейшие приступы стенокардии. Мне тогда было пять-шесть лет, и становилось очень страшно, когда у нее начинались такие приступы.  И я прятался под кроватью, когда она от удушья падала, кричала. Помню, отец сразу бежал к фельдшеру, а мне казалось, что он очень долго не приходит. Именно тогда появилось желание стать врачом и спасать людей. Учился в школе хорошо, по многим предметам был отличником. 

Кардиохирургия - творческая профессия

А так, я еще в школьные годы принял решение испытать в жизни всё, именно поэтому после окончания школы не стал никуда не поступать, пошел в совхоз разнорабочим, затем написал заявление в Морфлот, но туда набора на этот призыв не оказалось, и попал я в ракетные войска.   

После службы в Армии  поступил в Томский мединститут, учился хорошо, с третьего курса начались занятия по хирургии.  Надо сказать, с учителями мне здорово повезло. И так вышло, что нашим куратором оказался Викентий Викентьевич Пекарский — известный кардиохирург, один из основателей кардиохирургии в Сибири. Он почему-то меня заметил, всегда брал меня на операции ассистентом. Так началась моя судьба, сбылась мечта — я стал хирургом.  

Потом я вернулся в Якутию и попал под крыло Ивана Константиновича Романова, тоже известного хирурга. В экстренной хирургии работал очень долго под его руководством и это сильно помогло в дальнейшем. В те года жизнь была совсем другая, очень много было ножевых ранений в сердце. Вообще экстренных операций  бывало очень много, бывало, что в ночь проводили семь-восемь операций, — так я получил огромный практический опыт. Затем моими учителями стали выдающиеся хирурги с мировым именем академик Анатолий Владимирович Покровский — по сердечно-сосудистой хирургии, академик Лео Антонович Бокерия по кардиохирургии и другие  хирурги в разных ведущих клиниках России, Америки, Японии и Кореи, где я стажировался. Считаю, что мне очень повезло в этой жизни с учителями, и я им очень благодарен. 

Кардиохирургия - творческая профессия

То есть кардиохирургии долго не было в республике? 

Когда в 1992 году только открылся Медцентр, я стал руководителем отделения сосудистой хирургии, и постепенно началась работа по подготовке кадров для будущего отделения кардиохирургии. Всегда мечтал делать операции на сердце. Я думаю, это мечта большинства хирургов, так как, по словам выдающегося кардиохирурга Владимира Ивановича Бураковского, операция на сердце считается вершиной нашей профессии.  

В 2000-м году, по распоряжению первого президента Михаила Ефимовича Николаева, нашим Минздравом было принято решение, начать проводить операции на сердце в республике. Так появилась кардиохирургия в Якутии, открылось отделение, где я стал заведующим. 

Читайте также:  Из истории якутского купечества

Значит кардиохирургическое отделение одно на всю Якутию? 

На всю республику есть только наше отделение, на данный момент в стационаре работает пять хирургов. Это конечно не такое большое число. Есть еще детская кардиохирургия, которая от нас отделилась в позапрошлом году и сейчас они успешно трудятся на базе Педиатрического центра.

В прошлом году впервые делали пересадку сердца в Якутии, а как в этом году? 

Да, в июле прошлого года нами впервые была сделана пересадка сердца в Дальневосточном федеральном округе. В этом году дали одну квоту. Пересадка сердца — это такая непростая операция во всех отношениях, и в техническом выполнении и в морально-психологическом плане. Трансплантацию делают пациентам, у которых выраженная декомпенсация сердца, можно сказать, людям с критическим состоянием. Это очень тяжело, думаю всем это должно быть понятно, и не все соглашаются на такую операцию.  

Какие новые технологии внедряются в кардиохирургии? 

На мировом уровне в этом направлении ведется много работ. Это и вспомогательное кровообращение, например, новые аппараты разрабатываются. Результаты не сильно радуют, но установка аппарата вспомогательного кровообращения — это вспомогательная временная мера. Он не такой большой, человек носит его с собой,  это как бы мост перед трансплантацией сердца. И мы должны осознать, что на сегодняшний день трансплантация сердца — единственный выход к спасению жизни человека при критической сердечной недостаточности, не поддающейся медикаментозному лечению. Ученые еще очень много работают над созданием   искусственного сердца, но все это пока в стадии   разработки. 

А насколько отстает Якутия от мировой кардиохирургии? 

— Нисколько. У нас все виды операций современной кардиохирургии  выполняются. Разве что у нас в количественном отношении проводится мало операций, так как хирургов мало и население небольшое, также ввиду высокой затратности таких операций имеются и финансовые проблемы. 

Еще хотел бы сказать, что из-за наших очень суровых климатических, географических и социально-экономических условий,  к нам поступают пациенты уже с сильно запущенным заболеванием. Причина кроется в транспортной схеме, дороговизне проезда. Особенно из северных улусов попадают в очень тяжелом состоянии. Когда стажировался в заграничных клиниках, увидел, что там больные в большинстве случаев по состоянию находятся на ранней стадии, таких запущенных больных редко встретишь. У нас, например, на замену клапана поступает человек, очень долго болевший, и вместо клапана комок камня лежит, прямо натуральный камень. Люди терпят из-за того, что приехать не могут, проезд дорогой, финансовые проблемы мешают. Некоторые даже не могут пройти обследование, так как нет необходимого оборудования на местах.  

Значит, есть патологии присущие нам, северным жителям? 

Да. Мы чаще простываем, все это приводит к заболеваниям клапанов сердца. Часто начинается ангина, инфекция попадает в кровь и оседает на клапанах сердца, если говорить попроще. Так начинаются ревматические осложнения. Сейчас правда количество ревматических поражений клапанов сердца стало меньше, так как врачи стали проводить профилактику этих инфекций, а раньше их было очень много. Это как краевая патология была у нас.  

Мы же все привыкли считать ангину легким заболеванием, на которую не стоит обращать внимания. 

Да, люди легкомысленно к ней относятся. Горло болит — это ерунда, кажется нам. Даже можем посмеяться, что человек с ангиной на больничный ушел. Но ангина очень опасное заболевание, она может дать осложнения, которые наносят вред всему организму, и удар чаще всего наносится по сердцу, по почкам и другим органам.  

Читайте также:  «Небесные воительницы»

Если зашла речь о диагностировании, то какой метод самый эффективный для выявления проблем с сердцем? 

Основными методами исследования являются УЗИ сердца, если там патология клапана, то сразу видно бывает. И холтер — суточное мониторирование ЭКГ — это показывает нарушения в ритме сердца и ишемические проявления. Остальные исследования, как МРТ, КТ, МСКТ, сцинтиграфия миокарда делаются уже по показаниям при необходимости. В районах должны быть аппараты УЗИ и аппараты для холтер-исследования. Сейчас это уже почти везде делается, поэтому скажу, что в плане ранней диагностики заболеваний сердца идет положительная динамика. Сейчас еще появилась телемедицина, которая быстро развивается в Якутии, что меня сильно радует. Это очень хорошее направление. Человеку никуда выезжать не надо, врачи присылают узкому специалисту результаты исследований, а тот делает заключение.  

Хирургию часто сравнивают с ювелирной работой, связывают с точностью, но можно ли сказать, что хирургия — это творческая профессия? 

Да. Хирургию можно так рассматривать, так как каждая операция требует творческого подхода. Люди могут к нам обратиться с одним и тем же диагнозом, но все равно ничего не повторяется, у каждого пациента заболевание протекает по своему, и операция у них протекает по разному: разные расположения сердца, размеры, изменения клапанов и т.д. Поэтому к каждой операции требуется свой индивидуальный подход. И творчество начинается с момента подготовки к операции. За несколько дней до операции начинаешь мысленно проводить её, обдумываешь все варианты осложнений и способы с ними справиться. И смотришь не только сердце, ведь нужно знать состояние и других органов пациента — печени, почек. Выдержат ли они искусственное кровообращение, например. Все это надо тщательно взвесить…

Кардиохирургия - творческая профессия

Раз зашла речь о творчестве, то может у Вас есть какое-то хобби, связанное с ним. Например, как я считаю, большинство медиков хорошо рисует, так как во время учебы им приходится много это делать. 

Я, конечно, любил рисовать, особенно в детстве. В студенческие годы любил рисовать простым карандашом на обычном листке бумаги. Из них сохранились портрет супруги и автопортет. А так любил больше рисовать животных, особенно тигров. Выжигал даже изображения этих красивых зверей.  Сейчас же мое хобби – это строительство. Гараж на даче построил, две беседки сделал своими руками. Одна из них более классическая, но она восьмигранная и изнутри напоминает урасу. А вторая беседка в виде охотничьей избушки с прозрачным потолком и простым камельком.  

Не боитесь поранить руки? 

Конечно, опасаюсь, но все равно хочется строить. Бывает, что защитные рукавицы забываю, тогда супруга обязательно мне об этом напоминает.  

В фильмах часто показывают, что хирурги во время операции слушают музыку. У Вас тоже так делают? 

Есть такое мнение, что тихая музыка в операционной успокаивает, улучшает обстановку, настраивает хирургов на хороший лад. Мы тоже используем негромкую музыку. 

Есть любимые композиции? 

Среди нас есть любители классической музыки, но мы обычно ставим нейтральную музыку. 

Очень сложно быть ответственным за чью-то жизнь. Как Вы расслабляетесь? Как хирурги отдыхают? 

Когда бывает тяжелая операция, она требует высокого напряжения, устаешь сильно, но главное, чтобы результат был хорошим. Если результат хороший, то получаешь такие положительные эмоции, огромнейшее удовольствие и это приводит к автоматическому расслаблению. Но если не смог спасти человека, это очень тяжело. Каждый человек по своему это переносит. Молодые хирурги даже уходят из профессии.

А какой отдых Вы предпочитаете? 

Для меня самый лучший отдых — общение с природой, охота, рыбалка и, конечно, времяпровождение со своими близкими. К сожалению, для всего этого у нас очень мало времени. Сейчас меня очень радует общение с шестилетней внучкой. Как вижу её — у меня сразу происходит  прямо какая-то перезагрузка, смотрю как она бегает, прыгает, радуется, и, чувствую себя очень счастливым человеком, поэтому после работы я всегда тороплюсь увидеться с ней.  

Напоследок сказала Петру Ивановичу, что всегда восхищалась медиками, которые спасают жизни стольких людей, на что он заметил: «Только добрые люди становятся хорошими медиками».

Сахаяна Лопатина